Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Пионерский лагерь-3

151.37 КБ
(фотку жаль уменьшать - такие лица смешные и коленки разбитые)

Ещё раз я провела сезон в пионерлагере "Волна" после 6-го класса. Палаток уже не было, мы жили в домиках, отряд из 20-ти девочек в одной комнате и 20-ти мальчиков - в другой. Была построена новая столовая с террасой, пионерская комната, грибки и навесы на пляже.
Утром и вечером - обязательная линейка, ещё были торжественные линейки, на которые нужно ходить в пионерском галстуке.
Но все эти бытовые мелочи, линейки и общественно-полезная лагерная жизнь проходила у меня на втором плане. На первый план выдвинулись взаимоотношения. Дома у меня не было друзей и подруг - только одноклассники. Я всегда жила в своем замкнутом фантазийном мире - а здесь пришлось знакомиться, дружить, спорить, общаться. Столько нового, интересного. Радость от дружбы, разочарование, ссоры и обиды.
Со мной в отряде была девочка из нашего класса, Наташа Здоровцева. Красивая, большеглазая, уверенная в себе, она сразу образовала вокруг себя кружок отрядной элиты. На меня смотрела с пренебрежением, когда я, увидев её, обрадовалась и подошла с приветствиями, поздоровалась холодно и тут же перестала замечать.
Это был хороший урок.
Но я не стала к ней "подлизываться", сдружилась с девочкой из простых и мы были вместе почти до конца сезона. А в конце - не знаю, почему - сильно разругались, обзывали друг дружку по-всякому разными нехорошими словами. И Наташка сказала уважительно:
-- А я и не думала, что ты так ругаться умеешь!
Но мне на Наташкино уважение было уже наплевать, хотя её словам я сильно удивилась: как же так, разве можно уважать тех, кто ссорится и ругается? В книжках пишут совсем другое...
Через два дня сезон закончился и мы, так и не помирившись, разъехались по домам. Вот так ссориться я научилась, а мириться, увы, нет.

Так был ли ботинок?



Ну понятно. что о Пауэрсе и в газетах писали, и по радио говорили, и, наверное, по телевизору показывали.
А вот про хрущевский Ботинок откуда мы могли узнать?
Однако вид генсека, стучащего ботинком по трибуне, прочно засел в моей памяти.
И родственники говорили об этом , слегка посмеиваясь, но вполне уважительно: "показал Никита америке кузькину мать!"
Читаю я сейчас на тему ботинка... что такое?
И ботинка не было, и не стучал Хрущев, и вообще он просто песочек вытряхивал из своей сандальки...
Интересно, почему миф о Ботинке нивелируется, сглаживается, что за причина...
Нина Хрущева пишет ( http://community.livejournal.com/inosmi_ru/102616.html ):
"Глава филиппинской делегации, сенатор Лоренцо Сумулонг, выразил удивление тем, что Советский Союз так беспокоится насчет империалистической политики Запада - ведь сам он 'поглотил' всю Восточную Европу. Таким разъяренным Хрущева еще не видели. Он обозвал беднягу филиппинца 'прихвостнем и холуем американского империализма', а затем снял ботинок и начал стучать им по столу."
То есть - был Ботинок!
Правда, не по трибуне генсек стучал, а по столу.
Но мне почему-то больше нравится, как Никита Сергеевич в запале колотит по трибуне ботинком и кричит: "Я вам покажу кузькину мать!"


 
Говорят, вот по этому столу Никита Сергеевич стучал ботинком.

Новый дом

Новый дом был просто прекрасен. Это нормальная, практически городская квартира с участком и, при желании, с подсобным хозяйством.
У нас сразу же появилась новая мебель и мать занялась обустройством квартиры.
Квадратный  коридор имел четыре двери: входная, напротив - кухня, слева - комнаты, справа - ванная. Поэтому он был пуст, только зимой мы там разувались и оставляли обувь.
Большая комната - зала - мне казалась огромной, как настоящий кремлевский Зал Советов. Сейчас-то я могу прикинуть: не больше 16 кв.м. Стены и потолок выбелены известкой - мать не признавала обоев, да мне кажется - их и не было. У соседей стены были выкрашены "трафаретом" в мелкий цветочек. Но матери ни к чему такая роскошь, потому что белила она каждый год весною, к пасхе: зачем же ей "мудохаться" с краской и с этими цветочками. Стены и потолок были белыми с легкой голубизной, которую придавала синька.
Слева от входа, за дверью, стоял СУНДУК. Большой, деревянный, прочный, с откидывающейся крышкой. Далее венский стул с узорной спинкой и  слегка выпуклым букетом на сидении. Шкаф, точнее - гардероб - огромный, массивный, до потолка, наискосок перегораживал угол. Сколько раз я пряталась там среди пальто и шуб! В таких гардеробах обычно, в задних стенках, прячутся  двери в Нарнию.
Напротив окна, занавешенного белой накрахмаленной тюлью - круглый стол, белая скатерть с бахромой до пола, ещё три венских стула. Под скатерть можно было утащить мишку, "думочку" и устроить себе маленький уютный домик.
В третьем углу стояла - внимание! - Этажерка. Нижний этаж - тумбочка с узорчатыми дверцами, выше - резные балясины и балкончики. На нашей этажерке, как на троне, восседал Приёмник ВЭФ. 
Вдоль четвертой стены расположился Диван. Диван не покупали, а делали на заказ. Черный, кожаный, с высокой прямой спинкой, на верху которой примостились две полукруглые полочки для слоников и кошечек, с откидывающимися валиками по краям, с крепкими пружинами под широким сидениям - король диванов! Слоников и кошечег мать категорически не держала, поэтому на полочках лежали крошечные белые кружевные салфеточки, а на сидении дивана - две подушки-думочки, вышитые крестиком узором, напоминающим буддистские мантры.
На полу - домотканная дорожка, присланная родственниками с Украины.
Чуть позже мать откуда-то привезла пальму! В кадке! Довольно крупное раскидистое дерево, такие обычно стояли в ресторанах.
Пальму поставили чуть правее окна - и это был завершающий штрих.
Говоря словами Натальи Мальцевой, "комната получилась простая, функциональная и выдержанная в едином стиле".
А главное - светлая, чистая и, совершенно непонятно почему - нарядная.



фото с форума "Осинки", наши думочки были почти такие же.

Дед из Запорожья

Как мы добирались из Москвы до села Водяное я совершенно не помню. Возможно, детская психика не выдержала перегрузки от напряжения новых впечатлений и отключила долговременную память.
Я помню, как мы открыли калитку и по заросшему травой двору пошли к добротной белой хате.
Деда я видела только один раз, когда мы сидели за столом. Наверное, рассматривала его, вытаращив глаза.
Дед сидел во главе стола и ел галушки.
И вовсе не такие, какие ел Пацюк, нет.
На тарелке перед Дедом лежала одна галушка, точнее  - Галушка! Здоровый кусок ноздреватого вареного теста. Ножом ли Дед отрезал куски от Галушки, вилкой ли отламывал - не знаю. Сметана белела в глиняной миске. 
Дед был большой, с седыми усами, с острым взглядом из-под насупленных бровей. Это был не просто дед, это был Глава Рода.
Бабка маленькая, кругленькая, в длинной юбке, суетилась у стола, приносила пирожки, резала помидоры, квохтала что-то непонятное. 
Нет, конечно, весь месяц, что мы прогостили на Украине, я видела Деда. Но он был где-то там, над нами, царил во взрослом мире.
К Деду все относились с уважением и, как мне показалось, побаивались его. Вот интересно, почему? Чем мог пригрозить Дед своим взрослым дочерям и сыновьям? Ежели только плеткой отстегать. А ведь мог, мог и отстегать, а то! Мы, дети, старались на глаза ему не попадаться, мало ли что... 
Глупые, какие же мы были глупые.